22 года назад.

Выходил такой вот журнал, существовал такой вот завод, и работали на нём такие вот люди. Прошу прощения за качество картинки - журнал старый, сканер старый, да и мы не молодеем.



Collapse )

Then and now.



Молодые минчане 1960-ых гг, которых распределение молодых специалистов (своё собственное либо супруга/супруги) разбрасывало по всем уголкам нашей необъятной Родины, предварительно обменивались почтовыми адресами и потом ещё долго писали друзьям детства бумажные письма. Молодые минчане 2010-х гг., которых нежелание получать "папиццот" разбрасывает по всем уголкам земного шара, находят друзей детства в Фейсбуке и пишут развёрнутые комментарии. Нередко - с расшариванием сразу на аккаунт "Тутбая" или "Ситидога", а хуля тут стесняться.

Читал я те письма, сейчас читаю эти посты. Выглядят и те, и те примерно одинаково. Добрался нормально ("ехать пришлось неделю", "чуть нашёл - никто не знал, где это" - нужное подчеркнуть). Встретили хорошо (никто даже не поздоровался, избили и ограбили прямо на вокзале). Первое рабочее место - просто блеск (точу карандаши за стареньким инженером, рою котлован под строительство своего завода). Выделили отдельную комнату (кровать в рабочем общежитии, место на нарах в бараке). Город N оказался прекрасным местом (после войны ещё ничего не отстраивали, это десяток палаток на снегу в тайге). Местные жители милы и приветливы (никто не говорит по-русски, в первый же вечер чуть отбилась от изнасилования). Очень скучаю по нашему Минску, по папе с мамой и по всем вам, мои милые друзья. Пишите, не пропадайте.

И лишь одно, но важное отличие. "Мне тут плохо, я тут умираю, и единственное, что держит на плаву - мысль о том, что придётся возвращаться в Хрустальный Сосуд" - такого в письмах 1960-ых нет вообще. То ли время было такое, то ли люди тогда были такие - стискивали зубы и строили новую жизнь, не обсирая старую. Хотя некоторые и могли бы ... та же дочь маминой соседки, голубоглазая блондинка, не сильно и скрывавшая, от кого забеременела её мать в оккупированном Минске. Каким-то ветром её занесло в советский Таллинн, где к её ногам упал единственный сын какого-то местного партайгеноссе. У свекра и свекрови - свой трёхэтажный дом в центре города, чёрная "Волга" и прочие ништяки - в комплекте. Это тебе не комната 9 кв. метров в коммуналке на минской улице Университетской. Разве что пришлось экстренно выучить эстонский - новая родня дома по-русски не говорила принципиально.

Или у меня выборка маловата. Скорее всего, так.

Кому праздник, кому - будни.



Зашёл я в ЦУМ, купить пластиковый контейнер для продуктов - у предыдущего мама сломала стенку, и я его выбросил. Сегодняшний день хоть и выходной, но не скидочный, поэтому народу вроде бы немного. Но в том же отделе на первом этаже продаётся ещё и стекло с фарфором. И на кассе стоит мужик типажа "дядя Ваня" (это когда гладко выбритый череп сочетается с недельной щетиной по всему еблищу). "Дядя Ваня" покупает фарфоровую супницу, и с десяток плошек (типа пиалы) к ней. Каждую плошку требует обстучать по кругу карандашом и отдельно завернуть в бумагу (ЦУМ - один из трёх или четырёх минских магазинов, где не только используется обёрточная бумага, но она у них ещё и с логотипом магазина сразу печатается). На стандартный вопрос изрядно уже заебавшейся немолодой продавщицы "Хотите пакетик ?" следует шевеление губами, взгляд в пустоту и ответ:

- Нет, пакетик не нужен. Уложите всё в коробку, мне же это в машине везти ...

Я прикинул, сколько времени займёт поиск нужной коробки и упаковка туда всего этого добра, и направился к другому выходу из отдела. Где тоже есть касса. На которой стоял точно такой же "дядя Ваня", только в красной куртке и на 5 лет старше. Этот "дядя Ваня" покупал 10 чашечек для кофе (такие маленькие, беленькие) и 10 блюдечек к ним. В процессе обстукивания каждой чашечки карандашом он заметил нечто интересное на полке за спиной у продавщицы:

- А дайте мне ещё вон тех рюмок по рубль двадцать. Сколько ? А сколько есть ... Двадцать ? Давайте двадцать.

Да уж ... сегодня мама осталась без контейнера ... А мне же ещё нужно было кое-что из сантехники купить - квартира старая, Сталина ещё помнит, и, несмотря на прошедший 11 лет назад капитальный ремонт, постоянно где-то что-то либо не втекает, либо не вытекает. Поднялся на пятый этаж, с первого же захода нашёл то, что мне нужно, подошёл к кассе - а там подержаная блондинка объясняет продавцу, что ей нужна "такая штука, которая вкручивается, то есть накручивается, и она круглая, то есть квадратная, и она латунная, то есть чугунная, и она длинная, то есть маленькая такая, и она у нас в ванной, то есть в туалете стоит". И вообще - всем стоять и не двигаться, она сейчас мужу позвонит, тот при(е)дет и точно скажет, что ей надо. Подозревая, что её муж - это один из тех "дядь Вань" на первом этаже, я и тут слил горючее. Ладно, завтра зайду и куплю, благо время терпит, да и работаю я недалеко ...

Да, я знаю, что я психованный. Хотя, казалось бы, человек, отстоявший во всех многочасовых очередях 80-ых..90-ых гг., должен был уже давно прокачать дзен. А я вот не прокачал. Потому что в очередях моего детства и юности не было ни подержаных блондинок, ни дядь Вань. И не могло быть. Потому что если в очереди за жратвой ты затупишь хоть на пару секунд - твоя пайка уйдёт следующему в очереди. И никакой тебе фирменной бумаги ...

45.



Был бы я женщиной - несомненно, был бы ягодкой опять. Но поскольку я не женщина, то даже и не знаю, кто я теперь. Овощ какой-нибудь ... кабачок или баклажан.

Из жизни архитекторов, или Иногда Они Возвращаются.



Воскресенье, девятый час вечера. Звонок в дверь. Не такой вот - "Дзинь !", и не такой вот - "Дзинь ! Дзинь !", а непрерывный, когда нажимают кнопку и не отпускают, пока не откроешь. Подхожу к двери, заглядываю в глазок - на лестничной площадке топчется незнакомый молодой человек лет 18, в левой руке у него пластиковая папка для бумаг, а правой он жмёт на кнопку дверного звонка. Открываю :

- Добрый вечер. Вам кого ?
- Здрасте, а Вольдемар Никифорович дома ? Мне курсовой подписать надо ...
- Молодой человек, ваш преподаватель Вальмен Николаевич Аладов живёт в соседнем подъезде, в квартире номер XY. А вы пришли в квартиру номер YX.
- Ай ... ой ... извините ... простите ... до свидания ... спокойной ночи !

Закрываю дверь, но далеко не ухожу. Засекаю время - будет ли побит рекорд прошлого года, составивший 7 минут на круг ?

Проходит одиннадцать минут. Звонок в дверь. Не такой вот - "Дзинь !", и не такой вот - "Дзинь ! Дзинь !", а непрерывный, когда нажимают кнопку и не отпускают, пока не откроешь. Заглядываю в глазок - на лестничной площадке стоит всё тот же молодой человек.

- Добрый вечер. Это снова вы ?
- Ой ... а где Викентий Никитич ?
- Я же вам сказал - он живёт в квартире XY. Идите в сос ...
- Я туда уже ходил, там никто не открывает. А мне курсовой подписать надо ...
- Давайте я подпишу.
- А вы кто ?
- Я - Вольфганг Нибелунгович.
- Вы тоже архитектор ?
- Да, я и.о. декана архитектурного факультета.
- Я вас не знаю ...
- Меня только в понедельник, то есть завтра, представят преподавательскому составу и старостам студенческих групп. Давайте ваш курсовой.
- Ой, нет. А Валентин Никодимович дома ?
- В гости пошёл, в квартиру номер XY. Это в соседнем подъезде, на третьем этаже.
- Ай ... ой ... извините ... простите ... до свидания ... спокойной ночи !

Закрываю дверь, но далеко не ухожу. Засекаю время - будет ли побит рекорд этой весны, составивший 3 круга подряд ? Нет, не вернулся, бедолага. То ли Аладов всё же оказался дома и всё же открыл дверь (он же ещё и глуховат), то ли пацан понял - сегодня не его день. Аж взгрустнулось мне ... Вспомнил, как мне самому назначили руководителем дипломного проекта тогдашнего декана ВЗАМФ, и как я за пару дней до предзащиты точно так же нарезал круги по Минску, чтобы его отловить и заполучить его подпись на готовом (сделанном абсолютно без помощи такого "руками водителя") дипломе.

А вообще - чем старше становится сам Аладов (допустим, я сам тоже не молодею - но я же преподавать не рвусь), тем бестолковее и одновременно нахальнее становятся такие вот визитёры. Мама до сих пор вспоминает со смехом, как она стояла в открытых дверях, ожидая в гости соседку-ровесницу. Открывается дверь лифта, выходят две какие-то женщины. Оживлённо что-то на ходу обсуждая, заходят в открытую дверь нашей квартиру, не обратив на маму никакого внимания. Идут прямо, совершенно не глядя, куда идут - и утыкаются в стену между двумя комнатами (в аладовской квартире прямо напротив входной двери - его рабочий кабинет). И тоже так удивлённо спрашивают :

- А Вальмен Николаевич где ?!?

Где, где ... в Караганде. Спасибо, пожалуйста, с вас 100 рублей, выход направо. Не споткнитесь о высокий порог.

Подслушано в Беларуси номер не помню какой.

"Никогда и никому не говорите в России, что ваш легендарный "Мартини" - это вермут".(с)

Коллега увлечённо рассказывает про то, как в "бархатный сезон" они втроём с дочкой и внучкой съездили на море, в дивный приморский край под названием Лоо. Этот топоним из трёх букв она вставляет в каждую свою фразу, и с таким нажимом, что у немногочисленных слушателей уже возникает видение бирюзовых волн далёкого юго-восточного моря, накатывающихся на белоснежный песок бесконечного пляжа, а в ушах начинает звучать птичья речь смуглых и узкоглазых местных жителей. Лоо ... Лоо ... Лоо ... трансфер из аэропорта, маленький частный отель, обаятельная прислуга. И, что самое главное, прямо за территорией отеля - круглосуточный магазин, куда утром можно ходить прямо в халате и в тапочках.

- С продавцами в магазине вы на каком языке общались ? - вставил я свои пять копеек, вспомнив свои мучения в хельсинкском "FOORUM".

- В "Магните" ? По-русски, а как ещё ?

[А всё потому, что]

Лоо́ (адыг. Лэуп, абхаз. Лоо, произн. Лао́) — курортный микрорайон в Лазаревском районе города Сочи в Краснодарском крае Российской Федерации.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Лоо



Искренне рад за свою коллегу, которая в наши трудные дни исхитрилась вывезти своё семейство на море. Сам-то я в этом году вообще никуда не ездил - в первом полугодии сие было тяжеловато, а сейчас нужно паспорт менять, ибо 45-летие на носу. А меняющему паспорт визу не дают ... остаётся только Лоо. Но мне туда не надо.

Щас спою.



Представьте себе картину. За "щчодрым" (богатым) столом сидит "тутэйшы" (местный житель). Не обязательно он белорус по национальности. Он может быть русским, украинцем, поляком, литовцем (хотя это вряд ли), даже евреем или татарином. Это не важно, тем более, что пятый пункт в наших синих паспортах отсутствует, то есть за столом сидит просто гражданин РБ. Лет ему от 35 до 50, он уже остограммился, ему уже хорошо, душа требует песен. Берёт наш гражданин гитару и ... Вот что ему петь, чтобы все присутствующие подхватили песню, и не возникло срача ?

Вариант первый - белорусская "народная". Почему в кавычках - да потому что все эти "Касiў Ясь канюшыну" были в своё время и сочинены, и исполнены профессионалами. Всеми этими "народными ансамблями" под руководством "народных артистов", расстояние от которых до народа даже лазерным дальномером не измеришь. И вот зачем нашему гражданину петь про какого-то Ивана, который обкашивал клевер, если он сам родился и вырос в городе, и косы никогда в руках не держал ? Да у него даже мулявинское "Ууух ! Шшвитть !" воспроизвести не получится ...

Ваоиант второй - белорусская змагарская. Ну там это, сел рыцарь на коня, взял в руки щит с "Пагоняй", поднял меч и поскакал в Смоленск обналичивать "Яндекс Деньги". До первого попадания в перекрестье прицела боевого беспилотника, максимум - до второго. Гражданин наш, скорее всего, либо служил в ВС РБ, либо эффективно девять лет косил от службы. А если ему 45 лет или больше, то он и в рядах СА побывать успел. И петь о войне, тем более при таком раскладе, когда поднявший меч погибает от ракеты с магнитной боеголовкой, ему вряд ли захочется.

Вариант третий - белорусская трэшовая. Тут тоже не богато. Да простит меня покойный "дядя Саша" Куллинкович, но его "Охотник и сайгак" на застольную песню не тянет. Разве что в водку дихлофосом пшикнуть - но это не наш метод, нам завтра на работу. Про коньюктурщика Михалка с его бесконечным "Ау-ау-ау !" даже и упоминать не стоит ...

И вот берёт наш "тутэйшы" гражданин гитару, проводит по струнам и тихо начинает :

Ну что вам рассказать про Сахалин ?
На острове нормальная погода.

И все присутствующие дружно подхватывают. Хотя никто из них не был на Сахалине (хотя некоторые бывали в Пекине) и не помнит живым Высоцкого.

Летят они как пули у виска.

Маме сегодня исполнилось восемьдесят лет. Казалось бы, чем не повод написать об этом пост в ЖЖ - с датами, жизненными вехами, фотографиями. Что касается фоток - то мама строго-настрого запретила что-то где-то о ней выкладывать в этой вашей помойке. А без фоток и даты не бьются, и жизненные вехи не танцуются. Что ж, нет так нет.

А о чём тогда писать здесь ? О том, что в двадцатых числах июля было 10 лет, как я в "Живом Журнале" ? Нет, девять лет - это исполнилось этому журналу, а до него целый год я писал в журнале чужом, вскоре окончательно выпиленном его истинным владельцем. Тоже чепуха и суета сует, никому не интересная, включая меня самого.

По-прежнему завидую блогерам, в жизни которых каждый день происходит что-то такое, о чём можно накатать пару тысяч, а то и пару десятков тысяч знаков. Фоточки с отдыха, опять же, хоть каждый день пости по одной - я на горе, я под горой, я перед горой ... Тут на пятигигабайтный фотоархив своей прошлогодней поездки на Яндекс Диске наткнёшься - и выясняется, что ты их даже не пересматривал после приезда, не говоря уже о том, чтобы отсортировать, обработать, придумать подписи и опубликовать.

Естественно, кто хочет - тот делает, кто не хочет - тот придумывает причину, безоговорочно оправдывающую его нежелание. А мне даже причину придумывать лениво. Видимо, бобик таки сдох.

Средний возраст ЖЖста ...

... уже вплотную подошёл к тому порогу, дальше которого люди умные, чувствующие и ранимые просто не идут. Не могут, не хотят, или мироздание не пускает - да какая разница ?

Вот и Оксана Ольга ? Юлия ? не был знаком лично, поэтому не знаю настоящего имени из российского города Воронежа дальше не пошла. Хотя, казалось бы, что за возраст для женщины - 52 года ? Но увы ...

Несмотря на то, что почти все мои комментарии в журнале murmele оставались быз ответа, сама она была одним из очень немногих российских ЖЖ-юзеров, чьих постов о ... о чём угодно я очень-очень ждал. Теперь ждать нечего.



R.I.P